Ролевое сообщество игроков Black Desert и Bless
 
ФорумФорум  ЧаВоЧаВо  ПользователиПользователи  РегистрацияРегистрация  ВходВход  
Фракция: Союз, Сервер: Гиракон.

 Дорога в Пустыню, часть I

АвторСообщение
Анастасса
Посвященный
avatar

Ранг : Первый Стратег
Сообщения : 2583

Персонаж
Класс: Просто Ведьма.
Раса: Эльф

СообщениеТема: Дорога в Пустыню, часть I   Сб 01 Авг 2015, 22:18                     


ДОРОГА В ПУСТЫНЮ. (Часть первая)
Истина только одна.

КАПЮШОНЫ.

Две женщины в темных плащах, не сбрасывая капюшонов, присели за столик небольшой таверны, чуть в стороне от входа. Тихо переговариваясь и присматриваясь к посетителям, стали обсуждать какие-то свои дела:

- Госпожа Четвертый Хранитель, не увлекайтесь, пожалуйста, разговорами об Истине на людях. А то подумают, что мы какие-нибудь оккультисты и будут обвинять в злоупотреблениях курительными смесями, - одна из двух фигур в капюшонах вежливо отчитывала другую.

Сидящий в это время за соседним столиком рыжий парень, очевидно вслушивающийся последние минут пять в разговор соседних дам, подал голос:

- Вот оно как, сразу видно - люди ученые, не по-нашему говорят. Я-то человек простой, ножом пыр-пыр, и в кусты.

Одна из женщин (та, которую вежливо отчитывали) резко обернулась, из-под её капюшона мелькнула светлая косичка.

- Вот это вы неправильно, уважаемый пырпырщик. Более того, поведение ваше возмутительно. Невежливо и грубо. А поговорить с жертвой? Приободрить, успокоить, поговорить о светлых воспоминаниях детства? Вот у вас какое детство было - тяжелое или трудное? – девушка поправила капюшон и заправила  косичку под него.

Уважительно цокнул языком, парень ответствовал:

- Хитро. Усыпить, значит, бдительность разговорами про мамкино вымя, а потом и одного пыра хватит. Только мне нечего зубы заговаривать, все равно вы там у себя ничего про трудное детство не знаете.

- Ну да, у нас исключительно избалованные наследники знати... А я вам скажу, что разбойнички не меньше к нам тянутся. Истина она ведь хоть и одна, а на разных путях встречается. Так что, давайте, рассказывайте, как в душегубы кривая заводит, – тихий смешок незнакомки стал ответом на его слова.

- Эксперименты в красноречии? – вошедший гигант, приласкав огромной ладонью рукояти боевых топоров, осмотрел таверну на наличие свободного стола.

- С такой чистой кожей да с такими нежными ручками, поди, не в огороде горе мыкали. Рад бы и поболтать, благородная госпожа, да вот незадача - рыжий "пырпырщик" тряхнул кандалами, которых вначале девушки и не заметили, - Доля арестантская подневольная, конвойные уже заждались, – вошедший стражник, до этого по какой-то странной причине стоящий снаружи (видать, смилостивился над рыжим и позволил ему тяпнуть эля в таверне перед смертью) хмуро махнул головой и молча взяв арестанта за руки, закованные в кандалы вывел из трактира.

- Жаль, но закономерно. Сколько веревочке не виться, а лишь бы не в петлю... Ну, что ж, мастер ликвидаций, срок отмотаете - милости прошу к нам, расскажете "благородным" про приключения свои. А то я уже и планы на вас настроила. – с сожалением покачала головой дама в капюшоне со спрятанными под ним светлыми косичками, проводив взглядом арестанта и повернулась к своей спутнице. Что-то шальное мелькнуло в её глазах. Кивнув на вошедшего в трактир гиганта с топорами, спросила шепотом у своей более мрачной компаньонки:

- Третья, как думаете, этот громила чем промышляет? Ставлю свою сережку - ювелир. По резьбе топором.

- Умение ювелирно орудовать топором - бесспорно, полезное умение. Вдвойне - если ты даже близко не ювелир. – так же тихо сказала Третья, обратив взор на гиганта. Гигант же уселся за свободный стол напротив шепчущихся дамочек в капюшонах, с любопытством на них поглядывая.

- Интересно, кто из них кому согревает постель? - шутливо спросил то ли у трактирщика, то ли у себя самого варвар, - Хозяин, в твоем гадюшнике принято кормить уставших путников? - уже громче поинтересовался обладатель топоров, а лениво и меланхолично протирающий кружки трактирщик искоса глянул на подавшего голос и в тон ему ответил:

- Если у путника найдется, чем заплатить. Здесь, уважаемый, не богадельня, а Гадюшник, как вы изволили выразиться. В моем гадюшнике жратва не бесплатная.

В это время одна из "дамочек в капюшонах" откинулась на спинку стула и с любопытством уставилась на нового посетителя. Капюшон немного мешал обзору, посему ей пришлось чуть откинуть голову назад. Гигант же продолжал беседу с хозяином заведения:

- Я вернулся с успешного дельца, но клянусь, старик, если в моем рагу опять попадется крысиный хвост, следующим моим делом будет твой гадюшник! - он выложил на стол пару монет. Изрядно повеселевший и подобревший при виде деньжат Хозяин сердобольно полюбопытствовал:

- Не желает ли уважаемый выпить чего? Давеча привезли неплохого винца...из Валенсии.

- Четвертая, вы, кажется, проспорили. Сдается мне, что господин с топорами вовсе не ювелир, - та, что была названа "Третьей" усмехнулась, заприметив, как лебезит скряга-трактирщик перед гигантом.

Под капюшоном напротив фыркнули:

- Я осталась без сережки, а теперь-то уж всем понятно, что это рыцарь. Защита крыс - это ж высшая степень благородства. За каждый хвостик - по таверне! А по нему и не скажешь, что он настолько куртуазен.

- Спорить с вами на деньги, Четвертая, было бы слишком жестоко. Впрочем, я всегда была против пари. Один мой знакомый всегда говорил, что из двух людей, заключающих пари, один - дурак, а второй - подлец. Не хотелось бы быть ни тем, ни другим. А серьгу свою себе оставьте, я не ношу украшения без повода, - строгая Третья смилостивилась, а гигант у стойки скривился, представляя себе вкус кислого вина:

- Вино пусть дамочки пьют, - громила подмигнул ухмыляющемуся соседнему столу, - Мед неси!

Неожиданно одна из женщин встала и решительно шагнула к любителю меда.

- У меня к вам пара вопросов, уважаемый... Не обременю ли я ваше терпение, если их задам? - в тени капюшона любопытно сверкнули глаза, но усмешку спрятала, чтоб опасный на вид тип не осерчал.

Трактирщик покорно просеменил в подсобку за заказом, не забыв по пути одарить уничтожающим взглядом и руганью уже полчаса подметающего один и тот же квадратный метр служку. Мальчишка лет одиннадцати, чумазый и растрепанный, уже полчаса делал вид, что старательно прибирает в зале. На самом же деле мальчишка всматривался и вслушивался в мешанину из бормочущей сотни голосов. Когда трактирщик скрылся за прилавком в дверях подсобки, одна из фигур в капюшоне вкрадчиво и как бы между делом обронила:

- Мёд у него - редкостная дрянь. Разбавляет водой и есть подозрения, что не из колодца, а из дождевой бочки, - надо отметить, что на расстоянии обе фигуры, облаченные в черные плащи с капюшонами выглядели до жути одинаково, и единственной отличительной чертой были голоса. У Третьей голос был холодный и шероховатый, словно бы она баловалась курительной трубкой. И непонятно было, когда она говорит серьезно, а когда - насмехается. Потому что эмоций в её голосе тоже не было. Чтобы не повышать голос с комфортного полутона, Третья встала и подошла к коллеге, не забыв украдкой ощупать взглядом топоры незнакомца.

Гигант сделал приглашающий жест. Обе женщины сели.

- Судя по тому, что вы топоры и за столом не снимаете, вы воин бывалый, - «…или не раз битый..», - продолжила мысленно свое предположение Четвертая, но виду, разумеется, не подала, - А есть ли у такого воина хозяин, или клан, которому он служит?

- Мои девочки всегда со мной. Я бывалый алхимик, и да, все гиганты - воины. Есть занятные истории и старые друзья, кого земля еще не прибрала. Это похоже на служение? – ответил гигант, после повернулся к трактирщику и зычно крикнул:

- Старик, лучше не пытайся подсунуть трезвому алхимику разбавленный мёд. Меня это может сильно огорчить...

Трактирщик что-то проворчал из подсобки, затем пыхтя и сосредоточенно (видно, опасался расплескать) подошел к здоровяку с до краев наполненной медовухой кружкой.

- Эт самое, господин алхимик, натурпродукт! чистейший! - старик причмокнул губами, как бы намекая на то, что его мёд - это нечто особенное, - И...эт самое. Никакой дождевой бочки, - дедок хмуро зыркнул на Третью и поспешил за стойку, по дороге обругав несчастного беспризорника с метлой за безделье.

- Старый плут, - вполголоса проговорила Третья, проводив трактирщика взглядом, - Любопытно. Топоры - девочки? Вероятно, вы им даже имена дали?

- Я не давал им имен, но они есть. Вас интересуют топоры? Могу порекомендовать кузнеца в Кальфеоне, - великан отхлебнул из кружки и откинулся на спинку скамьи.

- Мне кажется, люди никогда не научатся варить мёд  - разочарованно выдохнул воин.

Четвертая вдруг представила Третью с топорами и решила, что с ее характером это было бы даже к месту.

- Друзья... - повторила задумчиво, - Нет, друзьям не служат. Служба - это долг, а какие долги между друзьями? Только бескорыстное общение и поддержка, - обладательница косичек встряхнулась и лукаво посоветовала, - Попробуйте местную настойку на травах. Это единственная стоящая вещь, да и то, всем ее не предлагают. Только не увлекайтесь дегустацией, а то "ваши девочки" найдут другого хозяина. Тут много пройдох.

- Ха! хотел бы я посмотреть на того хозяина, что совладает с моими девочками. Они весьма строптивы в чужих руках. Скажу вам по секрету, изготовитель этой настойки сидит перед вами. И я не знаю ни одной таверны, где бы её не разбавляли. Хотя не думаю что человек и уж тем более эльф способен пить её в чистом виде, - гигант широко улыбнулся, - Я своевременно расплачиваюсь по долгам, чтобы не быть во служении.

Четвертая изумилась:
- Так этот недалекий трактирщик умудряется нагреть лапы на поставщике?! С таким подходом к партнерам я могу предсказать бесславный конец его делу. А, что про долги... Есть долги, которые назначают себе добровольно и в служении находят смысл существования,  - оглянувшись по сторонам и убедившись, что окружающим нет до них дела, она негромко спросила, - Скажите мне, воин, что для вас есть Истина?

- Товар, продаваемый лжецами страждущим. И цена порой слишком высока. Инструмент познания в руках мастера. Способ и цель одновременно, - хитро прищурившись, начал гигант, и попытался заглянуть под капюшон, - Я думаю, разговор достигает истинной цели, а я до сих пор общаюсь с капюшонами…- он многозначительно глянул на обеих.

Четвертая в замешательстве повернулась к Третьей и, через пару секунд, рука неспешно сдвинула капюшон, открывая самое обычное лицо с серыми внимательными глазами.

- Не всегда скрытность означает важность или ценность, - глаза ехидно уставились на собеседника, - Иногда это просто защита от праздного любопытства.

Проследив за движением Четвертой, колдунья неодобрительно вздохнула:

- Если слишком долго смотреть во тьму, начинает казаться, что Тьма вглядывается в тебя, - Третья чуть сдвинула капюшон назад, извлекая из тени для обзора первую половину своего лица, - Цель и средство... Мне определенно нравится ход ваших мыслей. А верите ли вы в то, что Истину невозможно спрятать даже во тьме? - спросила Третья, а гигант расхохотался.

-В мире дельцов спрятать можно все что угодно. В этом мире истина - вопрос веры и выбора. И среди лжи мы часто выбираем ту, которая нам больше подходит. Можно искать всю жизнь, особенно когда не знаешь, что и где.

- Ложь часто надевает маски истины. А Истине безразлично верите вы в нее или нет, выбираете или проходите мимо. Она есть сама по себе.  - Четвертая поднялась и накинула капюшон, - Приятного аппетита. - ... и вопросительно повернулась к Третьей.

Тонкая рука Третьей в черной кожаной перчатке извлекла, что-то из складок мантии. Этим "чем-то" оказалась то ли метка, то ли монета, то ли печать. что-то маленькое, круглое. С выгравированной символикой и ненавязчиво поблескивающее в полумраке трактира. Пальцы медленно подвинули предмет по шероховатой поверхности грубого дощатого стола с характерным скрежетом.

- Когда дельцы припрут к стене, а молитвы и надежды перестанут согревать душу, предприимчивость и проворство дадут сбой...по каким-нибудь странным обстоятельствам, от Вас, возможно не зависящим, - Третья понизила голос до вкрадчивого полушепота, - Приходите сюда вновь. И покажите старому плуту за стойкой вот эту штучку. Приятного аппетита! - Третья, как и ее коллега, поднялась и встала из-за стола, за котором сидел гигант.

Вдруг в таверну влетел чумазый пострел и, запыхавшись, затараторил:

- Эй, в балахоне! Арестант велел передать: веревочка в петлю свивается, разовьешь - сослужит тебе службу любую, какую захочешь. И еще говорил - денег дашь, если быстро добегу, - малец просительно протянул грязную ладошку.

- Что еще за арестант? - колдунья пристально посмотрела на парнишку.

- Ареста-а-ант...- протянула Четвертая, уронив в нахальную ладошку пару монет, - Ну как же, неплохая кандидатура на ликвидатора...Любитель ножей без разговоров. Ну и что ты, дитя безнадзорное, молчишь, как неоплаченный? Где, когда, кто судья?

Монеты мгновенно исчезли из виду, и пацан взахлеб, с яростной жестикуляцией, на весь зал заорал:

- Так судья только по мировым делам, а этот лиходей стражника порешил. Теперь его в гарнизон ведут, там капитан ему быстренько пеньковый галстук примерит. Не сегодня, так завтра с утреца точно!

Хозяин таверны появился за спиной у оратора и отвесил тому добрую оплеуху:

- Ах ты, шелупонь немытая, вон из моей таверны, нечего тут почтенных посетителей тревожить. Вшей понатащат, бесово племя, скипидара им в глотку!

Гигант с хитрой ухмылкой наблюдал засим действом, затем с громким отвратительным скрипом снял стружку со стола, подаренной ему монетой.

- Этот капитан у меня в кармане. - убедившись, что привлек внимание "дамочек", тихо сказал великан, - Я могу решить эту проблему, если вам есть что предложить, помимо служения истине.

Третья проникновенно уставилась на трактирщика и кивнула в сторону прилавка. Трактирщик с недовольной миной воротился назад, искоса поглядывая на парочку в капюшонах, на здоровяка и на оборванца. Колдунья медленно водрузила ладонь на плечо мальчишки и ненавязчиво направила его в сторону столика, за которым восседал гигант.

- Какое совпадение, - тихо прошелестело под капюшоном, - А мы тут как раз собирались озадачиться. Понимаю, служение Истине на первый взгляд выглядит эфемерной идеалистической грезой. Особенно для столь практичного господина как вы, - капюшон чуть съехал назад, обнажая взгляд, - Что можем предложить? Много чего. Все зависит от того, к чему именно вы стремитесь. Если вам как алхимику понадобится пространство для работы, экспериментов и налаженная схема реализации - можем помочь. Если вам как воину нужен хороший повод для славной резни за не менее славные трофеи - мы вам его организуем. Если вы как человек практичный нуждаетесь в заработке и команде, которая всегда поддержит - так тому и быть, - колдунья медленно повернула голову к мальчишке-оборванцу, но продолжила разговаривать с гигантом, - Ну так что вы там говорили про капитана, который у вас в кармане?

- Мальчишка, капитанский сын. У него редкая болезнь. Зелья поддерживающие в нем жизнь весьма дороги и требуют использования черного камня. Не по средствам капитана. Я готовлю нечто похожее, и у нас с ним свои счета. Уверен он отпустит пленника в уплату долга, но не ручаюсь за его безопасность после. "Урфин - алхимик забудет долг" - это всё, что нужно сказать, - Гигант потянулся, разминая плечи, - Убийца, что попадается городской страже. Хорошее приобретение! Кто следующий? Немой бард? - усмехнулся великан.

- Капитан стражи, которому не по карману здоровье сына. Звучит словно благородная легенда...или словно "немой бард". Мне даже отчего-то захотелось лично познакомиться с этим достойным человеком, который не злоупотребляет своим положением, - Третья уселась напротив гиганта, отпустив мальчонку, - Урфин ваше имя? Мы не определились с вашими стремлениями. Чем может помочь вам орден в ответ на услугу?

- Возможно, для господина это неплохой способ вернуть безнадежный долг, - шепнула Четвертая, стоя за спиной Третьей, - Ну так, для нас это тоже неплохая сделка, приобрести стража, чей долг ордену, ни много, ни мало, - жизнь.

- Болезнь сына не по карману. И не по статусу. Это болезнь королевских отпрысков и я знаю её причину. Но о достоинствах человека не может судить гигант. Вы странные. Некоторые знают меня, как Урфина. Некоторым я назывался иначе. Это зависит от того, кто спрашивает. Выбор. Он сильно ограничен разного рода возможностями. Мне нужны возможности, чтобы иметь выбор. Возможности гиганта заканчиваются на кончиках его топоров... И смышленого служку, который бы не пытался меня обворовать. Заодно поучится чему полезному. Имея все это, я даже готов скрыть свое обаяние под капюшоном, - сообщил гигант.

- Признаться, Ваши топоры пришлись бы нам очень кстати, как и ваши алхимические способности, - Четвертая склонила голову в некотором затруднении, - Мы представители Совета Пяти, перед которыми стоит задача собрать избранных под знамя Ордена. И если мы сможем быть полезны друг другу, предлагаю заключить контракт. Итак, мы приобретаем ваши навыки за наши возможности и выбор. Ах, да. Еще честного служку! Что же до условий... Здесь не место для подробностей. Вам пришлют бумаги с посыльным, - тихая насмешка подвела итог, - И не беспокойтесь о вашем обаянии. Капюшон надевают только по желанию и на церемониях.

-"Воистину, две выгодные сделки за день!" - подумала Четвертая, а капюшон удачно скрыл прищуренные довольством глаза.

Третья склонила голову, размышляя и прислушиваясь. Затем, после некоторых раздумий, нарушила молчание:

- Что до честного служки...Эй, парень. Поди-ка сюда, - на удивление доброжелательно подозвала она беспризорника, - Не прочь сослужить службу за сытный обед и большую кружку теплого молока? - внимательные глаза, поблескивая, уставились сквозь тень на мальчишку.

Беспризорник с восторгом и ужасом смотрит на гиганта:

- А можно... можно топоры потрогать? Я, когда вырасту, такие же хочу.

- Потрогай, но если будешь прилежно учиться ремеслу, когда вырастешь поймешь, что есть и более смертоносные вещи, чем топоры великана, - благодушно разрешил гигант, а малец восхищенно рассматривал огромные топоры, не веря в то, что может быть что-то более грозное.

Плащ Четвертой уже скользнул за порог. Раз уж первый призванный благополучно пополнил Орден, следует поторопится со вторым.  Уход заметила лишь Третья да трактирщик.

"Все по канону - и талантливые алхимики, и отчаявшиеся висельники..." - размышляла она про себя.
Сразу за околицей городка сереет сторожевая башня гарнизона. Казармы и хозяйственные постройки обнесены каменной стеной. У раскрытых ворот, напряженно выпучив глаза, стоит караульный. На всем чувствуется железная рука капитана, в гарнизоне царит порядок и дисциплина. Сам капитан Рорик, высокий седой мужчина, пристально наблюдает, как капрал муштрует солдат. Странник в капюшоне услышав молву о сборе ордена - промолчал и стал дальше пить свой эль. В дали слышны звуки арфы и в потемках виднеется силуэт карлика, откуда он и что нужно было интересно для странника. Но он не подавая виду сидел и спокойно слушая историю дальше...К караульному подошла фигурка в плаще и деликатно постучала костяшками пальцев по каменному столбу ворот как раз на уровне старательной морды.

- Служивый, а пригласите-ка сюда капитана вашего? Очень важно. - Капюшон скатился на плечи, явив невинное простенькое личико с ну совершенно искренними глазами.  Караульный выкатил глаза еще больше и не шевельнулся. Девица задумчиво посмотрела на бравого караульщика и перевела взгляд во двор.

- Посторони-и-ись! - грохот колес тяжелогруженой провиантом телеги, казалось выдавил даже бряцанье оружия солдатиков.

- По краю езжай, Кирг, видишь, господин капитан учения проводит? - суетливо отскочил бравый вояка. Между тем, Четвертая, сориентировавшись в новом раскладе, нырнула под мордами усталых лошадок и шустро метнулась во двор. Клячи, не ожидавшие такой подлости, занервничали, тормознули, дернули вправо - влево, запутались окончательно и возмущенно заржали, перегородив напрочь ворота.

- Стой! Куда!!! - опомнившийся караульный бессильно подпрыгивал сзади телеги, метаясь между двумя сомнительными решениями: то ли лезть под телегой во всей снаряге, то ли карабкаться по верху...

- Капитан? - чуть запыхавшаяся Четвертая, нервно оглянулась назад, и успокаивая дыхание, безмятежно улыбнулась,
- У меня для вас послание.

...Через полчаса телегу, наконец, разгрузили и протащили через узкую арку ворот. Солдаты, закончив подготовку, ушли в казарму. Хмурый капитан смотрел в землю и нехотя цедил слова:

- ...Выпустят сегодня ночью. Скажут - побег. Дальнейшее зависит от вас. Если его поймают еще раз, с меня снимут звание.

Четвертая прищурилась:

- Не стоит беспокоится. Парню будет не до прогулок ближайшие пять лет. Жизнь - слишком ценный подарок, не так ли? - Лицо капитана дернуло судорогой:
- Воистину.

Четвертая отступила, и, накинув капюшон, быстрым шагом направилась к таверне. Значит, ночью...

Тем временем в пресловутом трактире осталась Третья и, воспользовавшись тем, что местные посетители были заняты кто едой, кто выпивкой, кто аппетитной задницей разносчицы эля (кажется, ее звали Эванжелина), а кто-то странным карликом, подошла к трактирщику и начала негромкий разговор.

- Френк, свободна ли та комната, которую я еще в прошлый раз просила придержать? Сдается мне, мы тут задержимся на некоторое время. - Трактирщик кивнул и закинув тряпку, которой протирал прилавок на плечо, стал копошиться в учетных записях.

- Пустует, как и положено, - ответ не заставил себя слишком долго ждать.

- Не принесла ли птичка на хвосте каких-нибудь вестей?, - вполголоса спросила Третья.

- С прошлой недели ничего, - хмуро сообщил трактирщик и положил перед Третьей на столешницу маленький покоцанный ключик.

- Какая жалость, - вовсе без жалости в голосе сообщила колдунья, подбирая ключ, - Сухого вина мне, того, что из Валенсии. И жареных куриных крыльев.

***

Арестант отрешенно смотрел, как догорает за маленьким зарешеченным окошком вечерняя заря. "А что для тебя Истина", - прозвучал в голове вкрадчивый голос. Что за странный и глупый вопрос, стоило ли думать об этом в свою последнюю ночь? За этими невеселыми мыслями его незаметно сморил беспокойный сон. В самый глухой час ночи незадачливого разбойника разбудил пинок под ребра. На пороге открытой камеры стоял Сакко, доверенный человек капитана.

- С кем ты связался? На кого ты стал похож? Хорошо, что твой отец не видит, до чего ты докатился, - немолодой стражник мотнул головой в сторону выхода, - Идем. Запомни - теперь ты беглый, попадешься кому из наших на глаза, пристрелят как пса шелудивого, - когда закрылась за парнем потайная калитка и ночной ветер дохнул в лицо душистой прохладой, пронзила его шальная мысль дернуть оврагами в Разбойный лес, где ждали лихие лесные братья. Но в этот самый момент у придорожного камня шевельнулась фигура в знакомом плаще с капюшоном.

"Значит, таки ведьмы постарались. Да один черт, где пропадать", - он пожал плечами и неторопливо направился навстречу давешней странной незнакомке.

- Ай-ей, люди добрые, спасите от душегуба! - с тихим смешком поддразнила Четвертая, - Что, убивец окаянный, свободе не радуешься? Глянь, какое небо, глянь, какие звезды... Розы не захватила, извини.- Вдруг резко сбросила дурашливость и цепко ухватила арестанта за запястье, - А пойдем-ка, пыр-пырщик, поговорим про пути неисповедимые. Ждут уже тебя, - и потащила беднягу за собой, уверенно шагая в темноте по неровной дороге.

Беглец и сам не понял, что его вдруг развеселило - то ли чудесное избавление от виселицы, то ли незамысловатая шутка спасительницы, то ли предвкушение чего-то нового, неизведанного и наверняка опасного. Или просто ловкие ножки ведьмы, мелькающие из-под плаща.


Истина не всегда то, что кажется...


Последний раз редактировалось: Анастасса (Вс 02 Авг 2015, 00:44), всего редактировалось 5 раз(а)
Посмотреть профиль
Анастасса
Посвященный
avatar

Ранг : Первый Стратег
Сообщения : 2583

Персонаж
Класс: Просто Ведьма.
Раса: Эльф

СообщениеТема: Re: Дорога в Пустыню, часть I   Сб 01 Авг 2015, 22:19                     

По ночному времени в таверне стало потише. Посетители разбрелись по своим делам или домам. Трактирщик ушел спать, оставив вместо себя сонного служку. Четвертая со своей добычей расположилась за самым уютным столиком у камина. Оценивающе рассмотрев свое приобретение, постучала коготками по столешнице.

- Ну так... господин убивец, что вы можете предложить ордену за свою жизнь? - "Господин убивец" между тем шальными веселыми глазами оглядывал таверну, как будто в первый раз.

- Ремесло мое известное - честный разбой, я не асассин какой-то там. Что хошь, то и делай с этим. - Незаметно вынул из сапога ножик (и где только успел стащить?), наколол пожухлое яблоко.

- Слышь, хозяйка, капюшончика лишнего не найдется? Физиогномия моя тут нынче не в чести.

- Капюшончик...
- ворчливо протянула Четвертая,

- Капюшончик дают не за наглые глаза. Заработать надо. Так-так-так... - Она задумчиво и отрешенно посмотрела на бедное яблоко и пробормотала сама себе:

- ...агентом бесполезно - замарался, в стратеги глупо - не та порода, значит... - Четвертая суховато подвела итог:

- Вот что, потеря правосудия. Правом Хранителя даю вам звание стража Ордена. Пять лет честного служения и вы свободны, в том числе от старых грехов.

- Страж ордена?
- словно из тени появившаяся Третья подошла к Четвертой сзади. В черноте от тени капюшона раздалась тихая усмешка. Колдунья придвинула колченогий стул от соседнего стола поближе к гипотетическому Стражу.

- Честный разбой...звучит благородно. Обчищали богатых и раздавали бедным? Или вершили своеобразное правосудие? Не поймите, уважаемый разбойник, меня неправильно. Это не допрос и не исповедь. Хотелось бы быть в курсе, что от вас можно ожидать, прежде чем вашу лихую голову покроет черный капюшон,- колдунья откинула капюшон назад. Что поделать, но так уж устроены люди - охотнее идут на контакт, когда видят лицо собеседника. Условность, которая Третью всегда напрягала.
Четвертая обратила внимание на последнего гостя таверны в темном углу. Похоже, он желал оставаться незамеченным, и это выглядело подозрительно. Подслушивает? Дожидается рассвета, потому что нет денег на комнату? Ждет кого-то? Просто не может оторваться от эля?  Следовало выяснить. Но сначала... Она повернулась к убивцу.

- А возможно, грабил несчастную жертву и оставлял ей половину награбленного? По честности.- Привычная усмешка.
"Вроде и ведьмы, а трещат, как обычные бабы", - отметил про себя слегка ошарашенный парень. Вслух буркнул:

- Богатых грабил, потому что с бедных навару нет. С бедными делился - чтобы от облавы укрывали и наводки давали. Честный - потому что своей шкурой рисковал, а не чужими руками жар загребал. - Новоиспеченный страж встал, почесывая недельную рыжеватую щетину, и небрежно привалился к деревянному столбу. По чистой случайности новая позиция позволяла ему незаметно осматривать весь зал, вход и выход из таверны, и в случае чего прикрыть девушек.

- Так что же, я теперь стражник? Какая ирония судьбы. Вас что ли сторожить? От кого?

- Стражники - это те шустрые ребята, которые вас, душегубов, ловят. А страж он и есть страж. Нас сторожить не надо, чай не сахарные... А вот интересы ордена защищать придется, да.
- Четвертая достала не слишком богатый мешочек и совсем лениво оповестила:

- Вот содержание. Можно здесь комнату снять, можно у какой знакомой тетки пригреться. Только, чтобы утром тут: трезвый, бритый, с календариком. Бывайте, третий страж.  - Она зевнула, и пошла к лестнице в комнаты. Странно, что путь ее пролегал в направлении скромного посетителя, хотя пройти можно было и короче и быстрее. И уж совсем удивительно, что около его стула Четвертая запнулась, и неловко толкнула посетителя.

- Ой-простите-пожалуйста! - А между тем, острые глаза быстро и тщательно присмотрелись к подозреваемому.

"Все, в том числе и ложь, служит истине. Тени не гасят солнца."
(С):
 


- Если в этом будет такая необходимость, то было бы непозволительной роскошью отказываться. Но можете быть спокойны. Хранители, как правило, умеют постоять за себя сами, - Третья проводила взглядом "коллегу" и заприметила еще одного в капюшоне, об которого "запнулась" Четвертая. Однако этот капюшон был вовсе незнаком. Колдунья уселась поудобнее, достала тонкую курительную трубку и небольшой мешочек с табаком.

- Садитесь, многоуважаемый душегуб. в ногах правды нет. Ну, так, что...стоит ли мне внести немного ясности в происходящее или вы предпочитаете тайны? - Третья невесело усмехнулась делая глубокую первую затяжку и изучающе вглядываясь в новоиспеченного. Третий страж спрятал полученный кошелек за пазуху и взглянул в окно. Ночь выцвела и посерела предрассветным сумраком, искать ночлег уже было мало смысла. А вот послушать Хриплую было полезно.

- Лус. Зови меня Лус. Сделай милость, просвети сироту необразованного.

- Лус, значит,
- ведьма прищурилась. Она всегда считала что "просто имя" - это нечто слишком интимное. То, что не стоит называть сразу, а уж тем более повторять без веской на то причины и права. Люди любят, когда их называют по имени. Причем именно так, как они впервые представились. Третья это знала, поэтому к именам относилась своеобразно,

- Называйте меня Третьим Хранителем. Или просто "Третья", так будет проще, - хранитель вытряхнула табак из трубки в пустое блюдце и облокотилась на стол,

- Какие-то конкретные вопросы? Если есть - я слушаю. - Происходящее напоминало парню покер, когда игроки исподволь стараются прощупать друг друга, не открывая своих карт. Третья приняла выдуманное имя равнодушно, не моргнув глазом. То ли выдержка железная, то ли местная древняя легенда о трех братьях Фредерике, Касторе и Лусе была ей незнакома. "Нездешняя", - решил "Лус". По твердому его убеждению, любой орден или клан, как бы загадочно, благородно или угрожающе тот не назывался, всегда стремился к одному: больше силы, больше денег, больше власти. И никакими средствами кланы не гнушались на пути к заветным целям. Это и был самый насущный для Луса вопрос: кого придется бить и под чьи удары подставлять шкуру?

- Отчего первые два стража померли? Кто их убил? - Подозрительный посетитель в капюшоне предпочел сделать вид, что ничего не было. Теперь уже и вовсе ясно, что у человека здесь дело и дело скрытное. Четвертая коварно улыбнулась и плюхнулась за его стол.

- Нет, я себе не прощу, раз уж вы прощаете! Время к утру, самое время выпить, правда? Эй, два эля нам! - Сонный служка одурело подскочил за стойкой и достал чистые кружки. "Интересно, выгонит, или сам сбежит?" Эля Четвертой не хотелось, а хотелось спать. Но оставлять за спиной неясности не стоило. Наткнувшись на угрюмое молчание и неподвижность посетителя, Четвертая зевнула совсем уж несдержанно. "Ай, да ну все это в болото!"

- Ну, раз вы такой бука, то - всего вам наилучшего.
- Она поднялась и поплелась к долгожданному отдыху, попутно чуть не сбив парнишку с двумя кружками эля.

- Не надо, любезный, отбой,- устало помахала кистью и поднялась по лестнице, сопровождаемая ненавидящим взглядом служки. Хранитель усмехнулась.

- Отчего же сразу померли? Будь они мертвецами, вы бы были первым. Скажем так, "порядковый номер" у нас - обозначение не пожизненное и может меняться. Например, если кто-то из коллег внезапно умирает или отстраняется от службы, вместо третьего, вы становитесь вторым. Что касается первых двух - они заняты своим делом, - колдунья потянулась к кувшинчику с заказанным вином и плеснула себе в стакан.

- Промочите горло, угощаю, - она пригубила вина и кивнула в сторону кувшина,

- Раз уж беседа завернула в это русло, то поясню: в ордене существует четыре специализации. Агенты, стратеги, стражи и хранители. Стражи - это силовое подразделение, призванное защищать и отстаивать интересы ордена там, где нет иного пути, кроме вмешательства силой. Дополнительно - обеспечивают охрану других членов ордена и его ценностей, если это необходимо . Мы имеем дело с различными ценностями. Артефакты, реликвии, древние рукописи, разнообразные фолианты и всяческое достояние...кхм...Идеологического и интеллектуального характера. Истина - это не только философская величина, на которой основывается наше учение. Это еще и практическое использование информации, прошедшей проверку на достоверность.

"Есть ложь, на которой люди, как на светлых крыльях, поднимаются к небу; есть истина, холодная, горькая, которая приковывает человека к земле свинцовыми цепями."
(С):
 


... а за окном давно рассвело. Служка тихо сполз за стойку и уснул на любовно разложенном кухонном полотенце. Сизый дым от трубки Третьей так и висел под балками потолка, огонь в камине окончательно затух.  И только рыжая щетина непутевого душегуба бессонно нарастала новым днем.

- Артефакты, реликвии и прочее... стало быть, клады копаете. - Разговор с Третьей не клеился. Лус бесцеремонно взял кувшин и жадно отхлебнул. Поморщился, вытер рот рукавом и молча вышел из таверны. К рассвету однако, вернулся, с полупустым мешком, в котором, что-то брякало. Он уселся в углу, подальше от досужих глаз и стал обдумывать свое новое житье-бытье. Подошел недовольный трактирщик, то ли не выспался, то ли вчера мало народа обсчитал, бухнул на стол деревянное блюдо с нарезанным толстыми ломтями мясом и запеченными овощами.

- Вино, эль за свой счет. Мне уплачено только за завтраки. - И ушел, не дожидаясь благодарностей, которые, как известно, не звенят. Толстуха-служанка, сменившая ночного коллегу, лениво терла столы тряпкой.

- Ходют на заре, как ненормальные, жруть... - тускло ворчала она, косясь на Луса,

- Приличные люди спят и мешки по тавернам не волочут... - В желудке предательски заурчало. Лус накинулся на еду, руками выгребая самые вкусные куски. Не переставая чавкать, он исподлобья ухмыльнулся в ответ на ворчание служанки. Наглый разбойник замахнулся, чтобы шлепнуть красаву по монументальному заду, как вдруг...снаружи раздался протяжный свист... что-то гулко ухнуло. На мгновение у Луса заложило уши, под ногами дрогнула земля. Жалобно задребезжали стекла, с потолка посыпалась труха. Позабыв о жратве, он выхватил из мешка короткий железный меч и круглый щит. Служанка осела на пол и принялась испуганно голосить. Лус прижался спиной к стене около окна, и осторожно краем глаза выглянул наружу, пытаясь понять, что за беда нагрянула в гости. За стеной еще раз грохнуло и раздался трубный вопль такой силы, что у всех в зале заложило уши. Рама небольшого окошка разлетелась в щепки и сквозь обломки втиснулся мощный хобот, защищенный сложной системой медных блях и кожаных ремней. Похоже, зверюга осерчала, что дыра оказалась маловата и то ли пнула, то ли боднула стену заведения. Дом охнул, в потолка посыпалась труха. Одновременно: выскочил трактирщик из кухни с выпученными глазами и расхлобыстилась дверь, жалко взвизгнув петлями и впечатавшись в стену. На пороге видимость заслоняло серое плотное облако пыли. Мощный удар хобота отбросил Луса назад и впечатал спиной в стойку. Стоящая сверху бочка пива опасно качнулась.
"Самое время выпить", - пронеслось в голове у Луса. Орудуя мечом как рычагом, он стал сталкивать бочку на пол. Увидев такое безобразие, трактирщик заорал дурным голосом и бросился на разорителя с кулаками, за что получил короткий чувствительный удар щитом в нос. Лус покраснел, рявкнул от досады, и бочка поддалась, рухнула на пол с глухим стуком. Ногой он вышиб кран и толкнул бочку к выходу. Тугая хмельная струя мгновенно залила весь пол. Хобот неведомой зверюги принюхался и устремился к пенной луже. Послышались смачные всхлипы, перемежающиеся шумными вздохами счастья. Хобот елозил по скользкому полу, улавливая слабеющий поток из бочки. Между тем, пыль на пороге осела, явив взорам участников этого безобразия до черноты загорелого гиганта. Тот шагнул внутрь и обвел помещение незамутненным радостным взглядом.

- Пей, Сесиль, пей, моя хорошая, - ласково приободрил он хобот, и доверительно сообщил трактирщику

- Мы тут тебе немножко окно повредили. Ты не серчай, Френк. Я уж уговаривал Сесиль потерпеть, но очень она пить хотела. - Служанка, которая замолкла на время, оказывая хозяину первую помощь - а именно, прикладывая свою тряпку к его подбитому носу, тут обрела новые силы. Подбоченясь, она грозно уставилась на хобот и заверещала:

- Ах ты, бесовская скотина! Зажралась, гадина с бивнями, воду не пьеть, ей лучший эль подавай! А ну, убери хоботину свою ненасытную! Это что ж делается, люди добрые?! А ты, лиходей рыжий, другой бочки-то не нашел? Эль-то подороже всей твоей сбруи будет! Ишь, кавалер подзаборный, поухаживал за чужой клячей! - Тут уж гигант огорчился и обижено рыкнул:

- Сама ты кляча, женщина! Сесиль - боевая слониха, уж я за свою рыбоньку заплачу, не сомневайся...  - Воин достал изрядно набитый кошель и грузно бухнул на стойку. При виде кошеля лицо Френка расплылось в масляной улыбке. Как по волшебству перед гигантом появилась и выпивка и еда. Осознав, что продолжения драки не предвидится, Лус с некоторым разочарованием вложил меч в ножны и уселся рядом с гигантом.

- Навел ты шороху в этом заведении. Какими судьбами в нашем захолустье?
- Гигант первым делом отхлебнул из кружки долгий глоток, утерся устало пятерней, и покрутил головой:

- Твоя, правда, судьба! Наняли нас с рыбонькой охранять караван одного купца, пообещали заплатить хорошо. Четыре дня пути, поверишь, человек, четыре дня шли - хоть одна б тварь выскочила на дорогу! Как пришли в захолустье какое-то, купец товары сбросил, руду загрузил. Переночевали, да обратно. Вот, значит, хозяин-то мне и брякни - плата-то, говорит, вполовину, нет тебе работы... - Гигант насупился и переключился на еду, видимо, предавшись горьким воспоминаниям. Потом покосился на Луса:

- Церк. Друзья меня так зовут.- отодвинул полупустое блюдо и продолжил,

- А на второй день пути встретились с другим караваном, из Валенсии шел. Вместе на привал встали, все веселей.  - Тут он ухмыльнулся:

- Вот тогда разбойнички-то и напали. Пришлось уж нам с Сесилью поработать, и за себя и за безруких охранничков. Ну и что ж? Поутру трупы смотрели - все наша с рыбонькой работушка - кто подавлен, кто пополам порублен. Второй купец посмотрел-посмотрел, да и мне вдвое прежнего предложил, чтоб досюда довел. А я что? Прежнему хозяину помахал, да вперед на новую работу. Так-то оно. Не знаешь, где найдешь, где потеряешь.

"Караван из Валенсии... значит это нашу банду гигант порешил. Вот уж воистину, не знаешь, где найдешь, где потеряешь,"
- отрешенно подумал Лус.

- Да, разбойник нынче пошел бессовестный, - он буркнул неопределенно,

- Дорого, поди, животину твою кормить. - Далее разговор плавно свернул на цены на овес и пшеницу, кто из местных баронов кому объявил войну, и где заработать умелому воину в это неспокойное время. А за окном уже вовсю шумел новый день. По тракту ехали тяжело нагруженные повозки, шли коробейники с тюками, вальяжно шагали наемники, сновали всякие сомнительные личности. В таверне становилось все оживленнее. Путешественники ели и пили, обменивались новостями, травили байки. Лус нетерпеливо поглядывал на лестницу, поджидая хранительниц, его деятельная натура не терпела пустого сидения на месте.

Около полудня Третья спустилась вниз. Узнать её было бы довольно проблематично: ни тебе черного балахона в пол, ни капюшона, закрывающего пол-лица. Короткий дорожный плащ и походная сумка явственно намекали, что дамочка куда-то собралась. Подойдя к стойке, она мельком глянула на "Душегуба" и его собеседника.

- Фрэнк, тот конюх, твой приятель, который дает лошадей напрокат, все еще жив и процветает?

- Жив, насчет процветания не уверен. Кому нынче интересно брать лошадь напрокат? Умные люди лошадей покупают насовсем, а этот старый дурак их продавать отказывается.

- Не поверишь, мне интересно,
- Третья саркастически ухмыльнулась и положила на стойку несколько монет,

- Мне чего-нибудь освежиться, - затем повернулась в сторону лиходея,

- Четвертый хранитель не спускалась еще? - Сидящий неподалёку, спиной к окну человек, рассматривал Третью. Пришёл он ещё на рассвете, когда занимался день, сидел молчуном и пил только чай без сахара, чем уже успел вызвать прилив желчи на жадное нутро трактирщика. Только оплаченная сразу и без пререканий комната на два дня кое-как примиряла хозяина с таким не выгодным посетителем. Лук, пара разномастных ножей, выгоревшие волосы и обветренное до красноты лицо выдавало лесного бродягу, или браконьера. Смотрел на Третью не прячась, как на занятную зверушку, то ли нашёл чего интересное для себя, то ли просто давно кроме медведих да сорок никого не встречал.
Фрэнк щедро плеснул Третьей в кружку холодного мятного чаю (все же, не в первый и не в последний раз она была тут гостем, старый пройдоха уже успел выучить её пристрастия), ведьма проворно схватила кружку и, метнув быстрый взгляд на Душегуба, твердым, но легким шагом прошла к столу. Она села аккурат напротив сверлящего её глазами бродяги, метрах в семи. С видом явного удовольствия сделала большой глоток, потом поставила кружку на стол с негромким стуком. Прошло мгновение, прежде чем она заговорила.


- Вы на мне дырку протрете, уважаемый. Что-то нужно? - Лестница трактира весело проскрипела под быстрыми сапогами спустившейся Четвертой.  Увесистая поклажа на плече и неприметный теплый гупелянд подсказывали, что дорога предстоит неблизкая и трудная. Светлые волосы туго и причудливо закручены под пеструю косынку, как их обычно носят кочевники, и только проспоренные сережки, дорого поблескивающие из-под нее, выдавали, что это не просто торговка бакалеей.

- Светлого дня, уважаемые. - Обменявшись понимающим взглядом с Третьей, она с ходу села к Лусу за столик и внимательно его рассмотрела:

- Вовремя на месте - похвально. По-прежнему небритый - айяй, порицание. Впереди пять дней пути, если вашу зарождающуюся бороду облюбуют в качестве пристанища суровые пустынные клещи - придется вас брить насильно полевым способом. Кстати, Третий страж, вы готовы к путешествию? - Внезапная фраза Третьей заставила ее оглянутся. "Ойей, какие у него глаза нехорошие!"

"Лжецы улыбаются губами. У искренних людей улыбка живет в глазах."
(С):
 

Угроза насильственного бритья не возымела на Луса особого эффекта. Он молча поднялся, проверил оружие, закинул на спину мешок.

- Готов.

-Бутылку вина и 10 девственниц,
- ответил охотник,

-Оплата древним золотом, или могу принять в дар.

- В таком случае вы сверлите взглядом совершенно не того человека. Я не винодел и не занимаюсь работорговлей,
- Третья недоверчиво вскинула бровь и сделала еще один глоток из своей кружки.

-А вам и необязательно обладать этими почётными профессиями, хотя канечно это здорово бы упростило дело. Видимо придётся переможаться кое как, вашими молитвами, без дев. Хотя готов поклясться, что вы бессовестно зажимаете свои запасы. - продолжал бродяга, глянув оценивающе на явившуюся Четвёртую.

-Вы собираетесь путешествовать по здешним буреломам впятером? - От случившегося разговора Четвертая моргнула и озадачено посмотрела на Третью. Любитель девственниц десятками сильно настораживал, а его познания о планах Ордена так и вовсе.

- Там, куда мы отправляемся, с девственницами тоже проблема. Как и с вином. - ехидно вставила она, совершенно машинально переместилась за Третьего стража, привычно заходя на дистанцию. На всякий случай.
"Хотела бы я знать, откуда он взял, что нас пятеро?"

-И вы что в этом суровом краю, надеетесь сыскать мифическое "женское щЩщастье", эксплуатируя свои женские органы, или у вас более творческие планы?
- усмехнувшись партизанским манёврам Четвёртой поинтересовался следопыт. У Четвертой чуть дернулась бровь, кисти рук медленно и незаметно спрятались в длинных просторных рукавах:

- За таким счастьем далеко ходить не надо. Но что вам до наших планов? Или ваша банда так незамысловато проводит разведку? - Лус весело осклабился, похоже, таки назревала возможность почесать кулаки.


- Чего раскудахтался, красавчик, как баба базарная? Остынь, одичалый. Не твоя забота, куда нам идти.

-Пасть закрой и не отсвечивай, знаток курятников,
- беззлобно огрызнулся бродяга,

- А то что-то рожа у тебя знакомая, сдаётся мне видел я её сегодня днём, на ратуше налеплена, даже мзда от тюремных мастеров заявлена.

-Я сам по себе, обхожусь без ненадёжных компаний, так что вся моя разведка- наш разговор,
- продолжал он, обращаясь к Четвёртой,

-Мне пора выдвигаться отсюда, а тут вас волей- неволей ко мне нелёгкая поднесла. Не верю я в случайности, где то наши дорожки в линию сошлись. Непонятно пока зачем, да и надолго ли, но советую прихватить меня попутчиком. А то придётся без согласия вашего обойтись, любопытство меня уже забрало,- тут бродяга первый раз улыбнулся. Третья допила свой чай и очень громко поставила кружку на стол. Так, чтобы привлечь к себе внимание случайного собеседника.

- Охотник до вина и девственниц верит в неисповедимость дорог Судьбы? Какая диковинка,- ведьма как-то странно прищурилась. Это можно было истолковать двояко: то ли она тоже углядела в этой нечаянной встрече жест судьбы, то ли попросту насмехалась,

- В данный момент могу вам предложить взвалить на себя труд...наемника. Честная плата за честную службу: моё золото и наша славная компания взамен на ваш эээм, - Третья бегло оценила лук за спиной похотливого любителя выпивки и его ножи,

- ...талант следопыта и благоразумное молчание о славе нашего Стража. - Бродяга задумался и покрутил свою опустевшую кружку.

-Годится. Оплата повремённая или до точки на карте?

- До точки на карте,
- колдунья утвердительно кивнула и повернулась к Четвертой и Стражу,

- Сейчас придется идти через город, до конюха. Самое время примерить капюшон, Страж, если вы не хотите, чтобы наше с вами знакомство окончилось, толком не успев начаться. Кстати, - Третья снова повернулась к "наемнику",

- Если вдруг, по какой-либо нелепой случайности местная стража может узнать вас из тысячи - советую подстраховаться аналогичным образом. Благодарю за столь продуктивное гостеприимство, Фрэнк, - через плечо поблагодарила она трактирщика и направилась на выход.

-Нет, я тут поклонниками не обзавёлся, так что обойдусь без мешка на голову,
- бродяга вышел на пыльную улицу, под яркое солнце.

-До конюшни вы, думаю, не за благословением, и ещё будете выбирать да седлаться, я вас догоню там, - без дальнейших объяснений он скрылся, резко свернув за угол. Пресловутый страж нахлобучил капюшон, глядя вслед бродяге обманчиво добродушными глазами.

- Резкий парень, тут таких не любят, которые листовки от стражи сильно внимательно читают. Мало ли, еще шею ненароком свернет или еще какой случай несчастный приключится. Впрочем, так оно меньше расходов, а, хозяйка?

- Я же уже сказала, что не занимаюсь работорговлей,
- Третья коротко обернулась на Стража,

- Капюшон вам к лицу, - Третья не слишком торопливо направилась в сторону конюшни, единственный раз обернувшись на Четвертую и Стража: идут ли?

- Странный тип, приглядим за ним. Любопытная осведомленность и не менее любопытное нахальство,
- вполголоса, так, чтобы ее слышали только спутники, проговорила колдунья. Следопыт зашёл в стойло, пнув на входе придремавшего в куче соломы паренька.

-Спать на посту вредно, от этого сдохнуть можно, слыхал?

-Так все кормлены, чищены, присмотрены.
- осоловело пробормотал подскочивший служка.

-Ага, присмотрены. Пока ты дрых они уже все косяком давно в закат успели бы процокать,- насмешливо бросил бродяга, уходя вглубь тёмного коридора. Он открыл засов, и вывел за повод гнедого жеребца, захватив по дороге седло. Внимательно оглядел его, провёл ладонью по гибкой шее. Конь был слишком хорош , но менять его бродяге категорически не хотелось. Подтянув подпруги и приторочив сбоку лук, он взлетел в седло и поехал в западную часть города. Куда, по его прикидкам, должны были направится и ведьмы с их провожатым.

- Айей, разве это лошадь?! Это грустное подобие ишака, недокормленное в детстве!
- сокрушалась Четвертая, сидя в седле по-кочевому: небрежно, удерживаясь согнутой ногой поперек седла. Нормальным людям такое положение было в диковинку, но Четвертая сидела вполне расслабленно, еще и руки воздевала к небу в особо трагические моменты речи.

- Почему этот купец разочарованиями не разводит верблюдов, а? Если мой гордый скакун перенесет путь туда и обратно, клянусь, я воздам жертву лошадиному богу! - Низкорослая невзрачная лошадка ее меланхолично плелась позади всей компании, всем видом выражая покорность судьбе. Четвертая же, возмущаясь, успевала постреливать глазами по сторонам и спутникам. И кто бы мог догадаться, что коняшку искусно удерживает сзади отряда воля всадницы? Следом за уходящей процессией, из города вышли двое, на ходу запахивая дорожные плащи.

- Дьякон, как думаешь кудой они поедут?

- На Серебряный ручей, без воды и на таких клячах им далеко не уйти.
- Ухмыльнулся верзила, нервно запахивая дорожный плащ, который плохо прикрывал два огромных боевых топора.

- Там мы их и догоним. - Из-за шрама его улыбка, больше напоминала волчий оскал.

Сидя на выбранном крепком жеребце, Лус заливисто свистнул, подбодряя лошадей.

- Пошевелись, болезные, так мы до ночи из города не выедем. - Он поравнялся с Третьей.

- Хозяйка, огласи пункт назначения, коли изволишь. - Третья устало выдохнула, снова услышав "Хозяйка" в свой адрес.

- Едем через Валенсию, Страж. Возможно, даже остановимся там, на ночлег, если приедем к ночи. После отправимся дальше, - последнее слово она многозначительно выделила интонацией, давая понять, что месторасположение конечного пункта - информация не для случайных ушей. А на выезде из города этих случайных ушей, не считая подозрительного наемника, было более чем достаточно.

- Лучше сперва напоить лошадей и набрать воды в бурдюки. За теми холмами - ручей, заедем туда.
- Четвертая ткнула пяткой в бок своей депрессивной скотинке и подогнала ее к Третьему Стражу.

- Не правда ли, страж, дальняя дорога в хорошей компании, способствует философским мыслям?
- Четвертая покачивалась в седле и хитро жмурилась на дневной свет,

- К примеру, о пользе истинных знаний в повседневной жизни... Вас никогда не беспокоило, что некоторые неверные оценки могут бесповоротно изменить судьбу? - Четвертая говорила достаточно громко, явно приглашая компанию поучаствовать в теме.

- Вот, говорят тут некоторые, внешность обманчива. Древняя истина, а кто оценил? Даже в нашем обществе я вижу уже три заблуждения, а что говорить о тех, кто не привык смотреть в бездонные глаза Истины? - Лус внимательно всмотрелся в белые кучевые облака, толпившиеся на горизонте.

- Сегодня далеко не уедем, дождь к вечеру пойдет. - Наступило самое разъезжее время, и троица конных продвигалась по запруженной дороге небыстро. Третий спокойно, но цепко рассматривал едущих мимо людей, ловил обрывки разговоров. На вопрос Четвертой он только пожал плечами.

- В хилософиях не силен. Ты по-простому объясни, что за истина такая, и за каким бесом ей в зенки смотреть. - Погода испортилась совсем, шел мелкий противный дождь, казалось что он обволакивает полностью, от него не было спасу. Серебряный ручей встретил путников неприветливой погодой, и громкой музыкой из постоялого двора.

- Может, здесь остановимся. Произнес один из путников. - Третья хмуро окинула взглядом надвигающийся с запада свинец и, склонившись над водоемом, погрузила туда свой бурдюк.

- Погода не на нашей стороне, как я погляжу. Что ж, придется зайти, - она коротко кивнула в сторону придорожной забегаловки, которая выглядела не в пример грязнее и злачнее, чем забегаловка старины Френка.

Оос:
 
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]


Истина не всегда то, что кажется...
Посмотреть профиль
Дорога в Пустыню, часть I
Страница 1 из 1


Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
 Verum :: Black Desert Online :: Приемная :: Летописи-